Британские власти начали новый этап борьбы с легализацией преступных доходов иностранцами. В первую очередь под подозрение подпадут так называемые «политически значимые лица». Forbes решил проверить, кому из крупнейших российских миллиардеров это может помешать

1 января 2018 года в Великобритании вступит в силу новый закон «О криминальных финансах», который даст возможность британским судам направлять иностранным собственникам активов в Великобритании так называемый «запрос о состоянии имущества неясного происхождения» (unexplained wealth orders, UWO). Это означает, что владелец компаний, недвижимости, банковских счетов и другого имущества, вызвавшего вопросы со стороны государственных органов, должен будет объяснить происхождение средств.

Новые правила коснутся «политически значимых лиц» (politically exposed person, PEP) и тех, кто подозревается в причастности к серьезным преступлениям, при этом их активы, находящиеся на территории Великобритании, стоят более £50 000. Согласно нормам Евросоюза, «политически значимыми» считаются бывшие или действующие госслужащие и сотрудники государственных предприятий. Новый английский закон «О криминальных финансах» расширяет понятие PEP до членов семей перечисленных выше лиц, их близких помощников или иным образом связанных с ними персон.

Имущество в Великобритании есть у многих российских миллиардеров. Мы отобрали пять наиболее состоятельных участников российского списка Forbes, владеющих активами в Соединенном Королевстве, и попытались понять, кого теоретически может затронуть этот закон. По просьбе Forbes аналитическое агентство LexisNexis, выполняющее проверку организаций и физических лиц на благонадежность (due diligence), с помощью ресурса Lexis Diligence проверило пятерых российских миллиардеров — Владимира Лисина, Алишера Усманова, Михаила Фридмана, Германа Хана, Романа Абрамовича на наличие их в списках Politically Exposed Person.

Анализ проводился на основе баз данных World Compliance (база данных «политически значимых лиц», членов их семей и ближайшего окружения) и PEP Desk Database компании Info4c (список включает в себя около 450 000 «политически значимых лиц» из 240 стран и территорий). Результаты оказались неожиданными: все бизнесмены в обеих базах были отнесены к категориям PEP или Ex-PEP (бывший PEP). 

Представители Лисина, Фридмана, Хана и Абрамовича на просьбу Forbes прокомментировать попадание бизнесменов в списки PEP не ответили. «Мы не знаем, по какой причине г-н Усманов попал в перечень PEP, но предполагаем, что это связано с его работой в прошлом на посту гендиректора Газпроминвестхолдинга. Хотим отметить, что уже на протяжении трех лет г-н Усманов не работает в Газпроме, и является пенсионером», — заявили в пресс-службе USM Holdings. В компании добавили, что это никогда не мешало миллиардеру открывать счета и вести бизнес. «Это создавало ряд бюрократических процедур, которые удлиняли процесс, но г-н Усманов с пониманием относится к таким вещам», — подчеркнули в USM.

«Я думаю, что у товарищей из вашего списка вообще не будет проблем. Все они, если будет нужно, смогут отчитаться о своих доходах и об активах. Будет чуть больше головной боли для юристов, вот и все», — заявил высокопоставленный источник Forbes в одном из международных банков. Собеседник отметил, что скорее новый закон создаст проблемы менее крупным бизнесменам. В частности, его смогут использовать в конкурентной борьбе — в правоохранительные органы Великобритании с просьбой о проверке происхождения капиталов может обратиться кто угодно. 

«Попадание в PEP-лист создает человеку логистические проблемы: его банк, например, начинает чаще звонить ему, проверять, спрашивать, что и откуда», — добавил собеседник Forbes.

По его словам, в случае, если к крупным бизнесменам в Лондоне начнут возникать серьезные претензии, скорее всего, это приведет к тому, что они переведут свои активы в Швейцарию или другую европейскую страну (а те, что физически находятся на территории Великобритании, — продадут. — Forbes). «Британским властям нет смысла закапываться в такие истории без достаточных на то оснований», — заключил он.

По мнению соинвестора фонда Black Eagle Litigation Fund Валерия Тутыхина, новый закон носит популистский характер и никак не поможет в поиске активов, приобретенных на средства, полученные незаконным путем. Он считает, что британские власти «выберут одного-двух человек и проведут публичную порку». «Накажут условного брата нигерийского министра. После этого история покроется пылью», — убежден он.

По словам юриста, одним из реальных следствий закона станет стагнация рынка недвижимости в Великобритании. Закон «переворачивает британскую традицию со времен принятия Habeas Corpus Act в 1679 году, в рамках которой без решения суда никто не может подвергаться репрессиям». Новый закон требует получить решение суда для конфискации имущества, но в основу такого решения может быть положено всего лишь подозрение, не опровергнутое владельцем, а не прямое доказательство криминального происхождения имущества. Кроме того, на время рассмотрения дела владелец актива будет лишен права распоряжаться им». 

Тутыхин отмечает, что доказать законность происхождения средств, на которые был приобретен актив, довольно сложно в силу сложной конфигурации бизнеса многих предпринимателей, у которых «30 трастов и 30 офшоров». Крупных бизнесменов это, скорее всего, не коснется: «У них все вычищено до блеска», — подчеркивает он.

В целом закон увеличит нервозность и недоверие к рынку недвижимости и вообще к британской юрисдикции, как к спокойной гавани для капиталов. «Люди с деньгами ловят тренды, а не читают законы», — заключает Тутыхин.

По мнению партнера Tertychny Agabalyan Ивана Тертычного, в Великобритании сейчас противоречивая политическая повестка. С одной стороны, Лондон должен быть финансовым мировым центром, с другой — не стать центром мировых нуворишей, «паркующих Ferrari на тротуаре». 

«В течение многих лет и банкиры, и риелторы закрывали глаза на то, с кем они работают, было дозволительно продать какому-то русскому с непонятными доходом домик или квартиру, открыть банковский счет, — говорит он. — Но я не думаю, что закон рассчитан на крупных публичных бизнесменов, у которых есть легальные активы. Закон рассчитан на бывших чиновников с квартирой в Кенсингтоне при формальной зарплате 1 млн рублей в год». Они, по мнению юриста, в каких-то случаях могут пожертвовать домом или квартирой, чтобы не раскрывать всю цепочку своих трастов и офшоров.

До принятия закона правоохранительные органы Великобритании, даже подозревая, что активы приобретены на доходы от серьезных преступлений, зачастую не могли получить достаточные доказательства, особенно если им нужны были сведения из-за рубежа. Как ожидается, новый закон поможет решить эту проблему.

По данным агентства по борьбе с организованной преступностью NCA, в коррупционных расследованиях с 2004 года фигурировала недвижимость стоимостью всего $180 млн, и даже в этих случаях 75% недвижимости было зарегистрировано на офшорные компании. 

Заместитель генерального директора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов рассказал Forbes, что, согласно исследованию TI и Tomson Reuters, только у 54% лондонских компаний, которые были указаны в кадастровом реестре недвижимости Великобритании, можно было найти реального собственника. 

Шуманов подчеркнул, что в законе красной нить проходит понятие ultimate beneficiaries of the companies, то есть конечных бенефициаров компаний, объектов недвижимости и любого другого имущества, которых на текущий момент невозможно установить. По его словам, попытки установить владельцев домов на самых дорогих лондонских улицах в Кенсингтон и Челси приводили только к цепочкам оффшоров, зарегистрированным на BVI.

Глава Advocacy Transparency International UK Рэйчел Дэвис Тека заявил Forbes, что граждане России, соблюдающие закон, не пострадают. «Однако если граждане России использовали для покупки активов в Великобритании деньги, полученные от коррупции или преступным путем, их активы находятся в меньшей безопасности, ведь правоохранительные органы будут иметь более серьезные полномочия для расследования источника этих активов и возбуждения дела», — подчеркнула она.

Усманов выиграл суд у Навального. Кто на самом деле является победителем? 

Город русской славы: Российский кризис вызвал рост спроса на недвижимость в самом дорогом городе мира

Инициировать расследование могут Национальное агентство по борьбе с преступностью, Королевская служба уголовного преследования, Управление по финансовому регулированию и надзору, Отдел по борьбе с экономическими преступлениями и Налогово-таможенная служба ее Величества.

Как пояснил Forbes заместитель генерального директора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов, в эти органы может обратиться любая компания или физическое лицо, причем как в Великобритании, так и за ее пределами, которые обладают информацией о существовании средств, происхождение которых невозможно объяснить законным способом. Он уточнил, что заявку можно отправить анонимно через сайты ведомств.

После получения заявки госорганы обязаны провести проверку. В случае, если представители власти приходят к выводу, что случай подпадает под действие закона, они обязаны подать заявление в Высокий суд Лондона. Суд, в свою очередь, выдает unexplained wealth orders. Если лицо или компания не смогли отчитаться о происхождении средств, имущество будет конфисковано. 

Как пояснил Forbes Тертычный, для определения того, является ли то или иное лицо PEP, существует директива Совета и парламента ЕС 2015/849 от 20 мая 2015 года, посвященная предотвращению отмывания денег и финансирования терроризма. И, пока Британия входит в ЕС, она пользуется этой директивой. Сейчас процесс выхода Британии из ЕС идет по тому пути, что большинство европейских норм будут просто перенесены во внутреннее законодательство, чтобы в момент выхода не возникло «дыр» из-за того, что европейские нормы разом перестанут действовать.

В документе говорится, что политически значимым является лицо, в прошлом или настоящем выполняющее публичные функции, в том числе главы государств, главы правительств, министры, заместители министров, их помощники, члены парламентов или иных аналогичных органов, члены управляющих органов политических партий, члены конституционных судов и иных высших судебных инстанций, решения которых не подлежат дальнейшему обжалованию, члены счетных палат и центральных банков, послы, поверенные в делах, офицеры высокого ранга вооруженных сил, члены управляющих комитетов надзорных органов и советов директоров государственных предприятий, члены совета директоров или их эквивалент в международных организациях. «Закон о криминальных финансах» расширяет понятие PEP — теперь к ним относятся члены семьи перечисленных выше лиц, а также их близкие помощники или иным образом связанные с ними персоны.

Идентифицировать то или иное лицо как PEP должны госорганы, которые обращаются за помощью к аналитическим агентстваv, а также прибегают к своим внутренним базам и используют возможности обмена информацией с другими странами. «Мнение агентства является значимым, но не является решающим», — подчеркивает Тертычный.

1

Владимир ЛисинСостояние: $16,1 млрд (№3 в российском рейтинге Forbes)Категория (World Compliance, LexisNexis): PEP. Обоснование: Почетный консул Республики Сан-Марино в Российской Федерации, назначен 13 мая 2002 года.Категория (info4c, LexisNexis): ex-PEP. Обоснование: Бывший председатель Совета директоров «Саянский алюминиевый завод». Не числится как PEP в базе Info4c с июля 2006 года.Активы: Владимир Лисин в 2005 году приобрел шотландский замок Аберухиль (Aberuchill Castle Estate) XVI века в графстве Пертшир за £6,8 млн. Эта сделка стала самой дорогой на рынке шотландской недвижимости в 2005 году. Площадь имения составляет 1 300 га, там можно охотиться на рябчиков и оленей и рыбачить. Также на территории поместья расположены около десятка домов и коттеджей, ферма и почти 300 га лесного хозяйства. В самом замке — пять приемных, бильярдная и 13 спален с ванными комнатами. 

 

2

Алишер УсмановСостояние: $15,2 млрд (№5 в российском рейтинге)Категория (World Compliance, LexisNexis): PEP. Обоснование: президент Международной федерации фехтования (06 декабря 2008 года — 2020 год).Категория (info4c, LexisNexis): ex-PEP. Обоснование: бывший генеральный директор ООО «Газпроминвестхолдинг». Не числится как PEP в базе Info4c с ноября 2016 года.Активы: Алишер Усмановвторой по величине акционер «Арсенала», миллиардеру в нем принадлежит 30%. Его USM Holdings владеет рядом объектов недвижимости в Великобритании. В 2004 году бизнесмен потратил $18,5 млн на старинный особняк Sutton Place в Суррее, а затем еще $77 млн на особняк в Лондоне Beechwood House. В рейтинге наиболее состоятельных резидентов Соединенного Королевства в 2017 году по версии The Sunday Times владелец USM Holdings занял пятое место. 

 

3

Состояние: $14,4 млрд (№7 в российском рейтинге Forbes)Категория (World Compliance, LexisNexis): PEP. Обоснование: друг Владислава Юрьевича Суркова, помощника Президента Российской Федерации.Категория (info4c, LexisNexis): ex-PEP. Обоснование: экс-председатель Совета директоров Тюменской нефтяной компании (ТНК-ВР). Не числится как PEP в базе Info4c с 2013 года.Активы: Михаил Фридман в начале 2016 года за £65 млн приобрел викторианский особняк Athlone House на севере Лондона и 2 га прилегающей к нему территории. Миллиардер обязался отреставрировать его за £80 млн. В обновленном особняке будет шесть спальных апартаментов, сигарная комната, тренажерный зал, зал для йоги и подземный бассейн. Большая часть активов основателя «Альфа-Групп« сегодня сосредоточена за рубежом, ими управляет холдинговая компания LetterOne. Ряд подразделений компании зарегистрированы в Великобритании, в том числе LetterOne Technology (UK) LLP, которая владеет долями «Альфа-Групп» в Vympelcom и Turkcell, LetterOne Treasury Services LLP, которая занимается инвестициями свободных средств группы Letter One, L1 Energy Limited, входящая в люксембургскую группу L1 Energy, и др.В марте 2015 года LetterOne за $5,5 млрд приобрела нефтегазовую компанию DEA у немецкой RWE. У этой компании были и месторождения на британском шельфе Северного моря. Сделку одобрили все страны, в которых работает DEA, кроме Великобритании. В Лондоне посчитали, что L1 или ее владельцы могут попасть под санкции. DEA была вынуждена продать свой британский бизнес швейцарской химической компании Ineos, сделка была закрыта в декабре 2015 года. У Фридмана есть и другие интересы в Соединенном Королевстве - в начале 2015 года, например, LetterOne купила компанию Pure, владельца сети студенческих общежитий класса люкс в Лондоне, за $824 млн. В декабре 2016 года L1 объявила о создании холдинга L1 Retail, который будет инвестировать в розничные сети за границей. 

 

4

Состояние: $9,3 млрд (№11 в российском рейтинге Forbes)Категория (World Compliance, LexisNexis): PEP. Обоснование: бывший председатель Совета директоров ОАО «Нефтегазовая компания «Славнефть» (30 июня 2005 года — 05 марта 2013 года).Категория (info4c, LexisNexis): ex-PEP. Обоснование: бывший  исполнительный директор Тюменской нефтяной компании (ТНК-ВР) и экс-председатель Совета директоров «Славнефти». Не числится как PEP в базе Info4c с сентября 2015 года.Активы: Герман Хан, наряду с Михаилом Фридманом, является совладельцем холдинговой компании LetterOne, ряд подразделений которой (LetterOne Technology (UK) LLP, LetterOne Treasury Services LLP, Letter One, L1 Energy Limited, входящая в люксембургскую группу L1 Energy и др.) зарегистрированы в Великобритании.У Хана в Великобритании есть и личные активы — в 2006 году он приобрел две квартиры на Eaton Square у семьи покойного Гарольда Левера, бывшего министра труда, общей стоимостью £13,5 млн. В 2010 году бизнесмен купил дом в Лондоне на этой же Eaton Square за $91 млн (£62 млн).

 

5

Состояние: $9,1 млрд (№12 в российском рейтинге Forbes)Категория (World Compliance, LexisNexis): PEP. Обоснование: Бывший председатель Думы Чукотского автономного округа (22 октября 2008 года — 02 июля 2013 года)Категория (info4c, LexisNexis): ex-PEP. Обоснование: экс-губернатор Чукотского автономного округа, бывший основной акционер «Сибнефти». Не числится как PEP в базе Info4c с 2008 года.Активы: Роман Абрамович с 2003 года владеет английским футбольным клубом Chelsea. В 2017 году Forbes оценил стоимость клуба в $1,845 млрд. Владельцу Millhouse принадлежит особняк на Kensington Street Gardens, который в 2014 году вошел в десятку самых дорогих домов мира по версии СompareСamp

 

Поделиться с друзьями

Об авторе

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта