Ослабленный убытками Uber проиграл российский рынок таксомоторных перевозок. Как «Яндексу» удалось одолеть американского конкурента

Хештег #DeleteUber («сотри Uber») вышел в топ Twitter, после того как в январе 2017-го компания саботировала забастовку профсоюза таксистов в нью-йоркском аэропорту. Водители протестовали против запрета на въезд в США граждан семи мусульманских стран, принятого администрацией Дональда Трампа. Uber не только продолжил перевозить пассажиров, но и демонстративно не стал поднимать цены, несмотря на повышенный спрос. И это было только начало не слишком успешного года. Последовавшая череда скандалов, связанная с сексуальными домогательствами в отношении сотрудников, слежкой за пользователями и сокрытием факта кражи хакерами клиентских данных, вынудила уйти в отставку генерального директора и основателя Uber Трэвиса Каланика.

Вслед за репутационными потерями пришли известия о потерях материальных. В апреле Uber впервые раскрыл финансовые показатели, и выяснилось, что при выручке $6,5 млрд компания завершила 2016 год с убытком $2,8 млрд. Убыточной стала главным образом международная экспансия Uber. При этом капитализация компании оценивалась в $69 млрд в сентябре 2017 года.

Во Франции протесты таксистов против Uber переросли в массовые беспорядки. По решению суда сервис был вынужден покинуть Данию. Власти Венгрии приняли закон, блокирующий деятельность агрегатора. В других странах изнурительная конкуренция с местными игроками привела к слиянию с ними. «Как мы видим, у Uber не хватает сил и возможностей для самостоятельной конкуренции на сложных рынках: компания ушла из Китая, а в России была вынуждена пойти на партнерство с «Яндексом», чтобы не потерять рынок», — отмечает директор «ФРИИ Инвест» Сергей Негодяев. 24 ноября ФАС одобрила слияние компаний, днем позже аналогичное решение вынес белорусский регулятор МАРТ. Сделка будет закрыта в начале 2018 года, чтобы не создавать проблем пользователям и водителям во время новогодних праздников. Объединенный бизнес оценивается в $3,725 млрд.

Как «Яндексу» удалось одолеть американского конкурента?

У Uber была простая бизнес-модель: привлекать инвестиции и тратить их на субсидирование поездок. Это помогало агрессивно захватывать рынки по всему миру, но в последнее время агрегатор встречал все более серьезный отпор. «Стратегия дает сбой», — констатировал председатель общественного движения TAXI-2018 Станислав Швагерус.

Завоевание жизненного пространства действительно было убыточно: в феврале 2016 года Трэвис Каланик рассказал канадскому изданию Betakit, что, пытаясь конкурировать с местными сервисами, компания теряет в Китае около $1 млрд ежегодно. И все зря: к 2016 году гигант Didi Chuxing занимал, по словам его руководства, более 87% рынка, а Uber пытался освоить оставшийся сегмент, увеличивая субсидирование поездок. К концу III квартала стало ясно, что такая стратегия не работает, и 1 августа Uber China объявила о слиянии с Didi Chuxing Technology.

В Россию Uber пришел в 2013 году, спустя два года после запуска «Яндекс.Такси». На старте к отечественной системе было подключено около 1000 водителей, через год их число увеличилось вдвое, а к 2013 году доля «Яндекс.Такси» на московском рынке легальных перевозок приближалась к 20% и продолжала расти (выручка составила $4,2 млн). Меньше чем через полгода началась «санкционная война», осложнившая положение американской компании в России. В сентябре 2014 года заместитель председателя комитета Госдумы по транспорту, депутат от ЛДПР Александр Старовойтов обвинил Uber в обвале национального рынка такси и призвал запретить сервис.

«Российское правительство внимательно отслеживает ситуацию с пассажирскими перевозками — сложившаяся вольница, когда на отечественном рынке Uber работал фактически по нидерландскому законодательству, никому не нравилась», — вспоминает Станислав Швагерус.

В России Uber начал привычную игру, используя демпинг для увеличения рыночной доли. В сентябре 2014 года запустился сервис UberX, где стоимость минимального заказа составляет 99 рублей — вдвое меньше, чем у конкурентов. Общественное движение «Форум Такси», проводившее в начале 2015 года мониторинг рынка такси, отводило Uber 10–15% от общего числа онлайн-заказов в России.

Но, несмотря на все усилия, догнать «Яндекс.Такси» не удавалось. К концу II квартала 2015 года, по данным Bloomberg, «Яндекс» располагал в Москве 15 000 машин, в распоряжении Uber было в пять раз меньше. Медленнее росла и сеть компании: когда руководитель таксомоторного подразделения «Яндекса» Тигран Худавердян сообщил иностранным журналистам о планах до конца года запустить сервис еще в 14 городах, Uber присутствовал лишь в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Казани.

В 2016 году отставание сохранилось: согласно отчету Credit Suisse, самым популярным сервисом оставался «Яндекс.Такси» — 500 000 поездок в сутки. Uber хотя и занял второе место, обойдя Gett, его показатели были втрое меньше, чем у лидера, — 150 000–170 000 поездок.

«Яндекс.Такси» оставался лидером онлайн-сегмента и в 2017 году, занимая в нем до 50%, тогда как на Uber приходилось вдвое меньше — 23%. При этом от общего объема пассажирских перевозок заказы через интернет составляли, по оценке Credit Suisse, от 13% до 17%. Конкурентная гонка в России и СНГ стоила Uber $170 млн за три года.

Uber попросту опоздал на российский рынок и уже не мог догнать лидера. «У Uber изначально не было шансов. Они продолжили бы впустую сжигать деньги, конкурируя с «Яндексом», — сказал Financial Times партнер фонда East Capital Джейкоб Грапенгиссер.

Сделку с «Яндексом» называют первым стратегическим решением нового руководства Uber. Дара Хосровшахи, возглавивший компанию в конце августа, получил в наследство не преуспевающий стартап, задающий моду в Кремниевой долине, а убыточную компанию с багажом скандалов и расследований. В беседе с журналистами он заявил, что намеревается строить «Uber 2.0» и постарается не повторить ошибок предыдущего руководства.

Но решение о сделке с «Яндексом» принимал, очевидно, не Хосровшахи. О договоренностях впервые объявили 13 июля, в промежутке между уходом старого CEO и назначением нового, когда компанией управлял совет директоров. Создание совместного предприятия выглядит логичным продолжением действий Каланика в Китае: Uber проводит слияние с наиболее крупным конкурентом, чтобы безболезненно покинуть неудачный для себя рынок. Это подтверждают источники Bloomberg: именно основатель Uber и вице-президент Эмиль Майкл (также покинувший компанию летом) были главными участниками переговоров с «Яндексом». Предприятие объединит бизнесы «Яндекс.Такси» и Uber в России и нескольких странах бывшего СССР, где присутствовали компании, кроме Украины, что, вероятно, связано с санкциями против российского IT-гиганта.

«Сейчас и у «Яндекса», и у Uber есть свои IT-площадки. Насколько мне известно, работа после объединения будет продолжаться на площадке «Яндекса». И для пользователей «Яндекс.Такси» ничего не изменится, а вот водители Uber уже будут работать на отечественной платформе», — считает председатель Общественного совета по развитию такси Ирина Зарипова.

Объединенная платформа затронет 127 городов и шесть стран (Россию, Армению, Азербайджан, Белоруссию, Грузию и Казахстан), писал гендиректор «Яндекс.Такси» Тигран Худавердян в блоге «Яндекса». В июне совместная компания выглядела бы так: 35 млн поездок на общую сумму 7,9 млрд рублей.

Объединенная платформа затронет 127 городов и шесть стран

Если рассматривать эту оценку как прогноз, то он кажется немного заниженным в сравнении с теми цифрами, которые приводит Bloomberg, ссылаясь на презентацию для инвесторов новой компании: объем пассажирских перевозок в год только по России составляет $1,1 млрд у «Яндекс.Такси» и $566 млн у Uber. Пересчет суммарного объема на месяц дает схожий результат (7,9 млрд рублей), но это без учета перевозок в других странах, которые являются объектом сделки.

В сообщении Комиссии по ценным бумагам, опубликованном в день объявления о сделке, говорится, что Yandex N.V и Uber International C.V передадут свои бизнесы в новую компанию MLU B.V, зарегистрированную в Нидерландах. MLU получит $100 млн от «Яндекса» и $225 млн от Uber и сможет использовать их товарные знаки. Доли в совместном предприятии распределятся в иной пропорции: «Яндекс» получит 59,3%, Uber — 36,6%, оставшиеся 4,1% достанутся сотрудникам. Также за российской стороной остается право продать Uber 2% акций объединенной компании в обмен на пакет акций Uber класса А.

Помимо стран, перечисленных в официальном заявлении, MLU также сможет работать в Киргизии, Молдавии, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане «при получении соответствующих разрешений».

Таким образом, сделка закрепляет за объединенным бизнесом права практически на все постсоветское пространство, за исключением стран Балтии и Украины.

Объединенный бизнес, оцененный сторонами в $3,725 млрд, по мнению создателей и аналитиков, имеет хорошее будущее. Представители «Яндекса» ориентируются на мнение «ВТБ Капитала», оценившего в 2016 году объем российского рынка легальных перевозок в 501 млрд рублей, и данные Аналитического центра при правительстве России по «теневому сегменту» за 2015 год — 116 млрд рублей. Исходя из этих цифр, Худавердян надеется, что после закрытия сделки на новую компанию будет приходиться около 5–6% от всего объема пассажирских перевозок в России. В отчете Credit Suisse говорится, что после слияния компания сможет претендовать на 69% онлайн-заказов такси, то есть 75% онлайн-рынка в стоимостном выражении.

О долгосрочных перспективах свидетельствует отчет UBS. По мнению его экспертов, в последние годы доли офлайн-такси и «теневого сегмента» в рынке перевозок снижаются и к 2021 году онлайн-сегмент на рынке легального такси в России вырастет до 80% с нынешних 20%. MLU будет выполнять около 80% онлайн-заказов.

Многообещающе выглядит грядущее выведение совместного предприятия на IPO в США. Финансовый директор «Яндекса» Грег Абовский сообщил об этом в интервью Bloomberg, добавив, что первичное размещение акций может состояться в начале 2019 года.

Поделиться с друзьями

Об авторе

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта