Центр современного искусства, филиалы столичных музеев и Мариинский театр

На новой купюре 2000 рублей — мост на остров Русский. Новые деньги отражают новые задачи Владивостока, назначенного российским культуртрегером на востоке.

Жизнь на «Заре»

«Заря» — бывшая швейная фабрика на окраине Владивостока, разорившаяся и заброшенная, — была выкуплена в 2006 году водочным магнатом, председателем правления ПАО «Синергия» Александром Мечетиным. 25 000 кв. м промышленного пространства перепланировано архитектором Екатериной Мигун. На площади 1250 кв. м действует Центр современного искусства «Заря»: несколько выставочных залов, читальный зал, кафе, магазин, мастерская и арт-резиденция.

Здесь уже три года художники живут, работают в мастерской и получают стипендию — 40 000 рублей. Арт-центр оплачивает дорогу, покупает материалы для проекта и помогает наладить творческий процесс.

Проектами «Зари» руководит куратор Алиса Багдонайте, в послужном списке которой Музей архитектуры и «Галерея на Солянке».  Алиса живет в Москве, во Владивостоке бывает наездами, но круглые сутки доступна по почте и телефону. «Чем дольше мы работаем на Дальнем Востоке, тем больше убеждаемся, что Европа «подпирает» Азию именно здесь. «Заря» стремится сделать Владивосток значимой точкой на карте мирового искусства», — говорит Багдонайте. На месте за процессом присматривает Адель Ким, выпускница магистратуры теории и практики современного искусства южнокорейского университета Хонгик в Сеуле.

Арт-резиденция — двухкомнатная квартира площадью 75 кв. м на фабрике, на первом этаже бывшего цеха. В большом холле — обеденный стол с компьютером (Wi-Fi бесплатный), электроплитка, чайник, холодильник, стиральная машинка и даже велосипед с замком. Две комнаты по две кровати в каждой. «Иногда в одной комнате живут двое незнакомых до этого людей», — рассказывает Адель Ким.

В год «Заря» принимает 24  художника: на сайте сообществ арт-резиденций вешают объявление, так называемый open call. Кураторы и сами рассылают приглашения. Во владивостокской арт-резиденции уже отметились Сергей Шутов, Тимофей Радя, Сергей Сапожников, Владимир Горшков, Глюкля, арт-группа «Еликука», митьки Флоренские.

Годовой бюджет центра на 2018 год — 40 095 232 рубля. За свою любовь к искусству меценат Мечетин требует взаимности — каждый художник оставляет работы в коллекции, которую собирает «Заря».

Искусство в городе

Художник Ольга Флоренская, участник арт-резиденции «Заря» ищет материал для своего проекта на рынке внимательно изучая городскую топонимику, бъявления на заборах и пояснительные таблички к этикеткам на рынке. Например, «Форсайт, средство от клопов», «Лампочки. Россия», упаковка с призывом «Поддержите чувственность пищеварения вашей кожи». «Редыска» размером со среднюю тыкву. «Подмор», спиртовая настойка из сушеных пчел. В рыбных рядах — «Свежий лов», «Кета парная без головы», «Рыбные пельмени». Кустодиевских форм продавщица, понизив голос, говорит покупателю, рассматривающему рыбу: «Самец только один!» В закусочной — чифаньке, как ее называют в городе на китайский манер, — под названием «Добрыня» китаянка-зазывальщица кричит: «Эй, подруга, иды кушать!»

Художник Флоренская по рынку ходит внимательно: у нее не просто глаз-алмаз, а радар. Ловким движением фокусника она вытаскивает из горы пестрых упаковок с иероглифами сушеные куриную лапу с когтями — вот такой вот деликатес, — и приоткрывает пластиковую коробочку куриных яиц из Кореи, — там скорлупа голубого цвета. Из рыночных ценников, старых плакатов, надписей, объявлений на заборе: «Вчера вот видела чудесное: «Куплю старые норковые шубы оптом» — Флоренская создает портрет города. Она пишет на старых городских материалах — никакой чистой бумаги и новых холстов, — только с историей, купленные на свалке металлолома листы, дверцы шкафов, детали конструкций и механизмов. Все по-честному: бытовые тексты, существующие в городе здесь и сейчас, носители, полученные во Владивостоке.

Три недели на подготовку, неделя на выставку — в таком режиме художники Ольга и Александр Флоренские, митьки из Санкт-Петербурга, работали в арт-резиденции «Заря». Пока Ольга занималась городской этнографией (эту тему художник изучает с середины 1980-х годов, с момента появления группы «Митьки» и увлечения шрифтами. Ольга Флоренская — автор исследования «Психология бытового шрифта»), Александр писал с натуры маяки Владивостока и окрестностей.

Тихоокеанское время

В начале 1990-х современное искусство Владивостока пережило свой звездный час. Коллекционер, создатель галереи «Артэтаж» Александр Городний провез неофициальное и современное искусство Владивостока по всему миру: выставлялся в Амстердаме и Роттердаме, в Германии, в Вашингтонском университете, в галереях Гиндзы в Токио. Люк Тюйманс, приехав во Владивосток по приглашению Городнего, по традиции нарисовал свою работу на стене галереи «Артэтаж». «И хотел стереть, как он это обычно делает, но я не позволил. Мы сняли эти 6 кв. м штукатурки со стены. Сейчас они у меня в ящиках. Пока нет возможности выставить», — рассказывает коллекционер. Собрание Городнего — самая репрезентативная коллекция послевоенного неофициального и современного искусства Владивостока. «Продавал березки — покупал авангард. А что-то дарили друзья-­художники», — рассказывает Городний о своем собирательстве. В 2013 году 12 380 работ из своей коллекции Александр Городний передал Владивостоку. Город обещал открыть музей. Сейчас часть работ выставлена в доходном доме Демби, где расположен загс. И счастливые ново­брачные под марш Мендельсона осма тривают деревянные скульптуры, инсталляции и неофициальную живопись. Александр Городний числится методистом детского клуба. Статуса музея у коллекции нет.

В 1995 году во Владивостоке коллекционер и дилер Вера Глазкова и искусствовед Приморской картинной галереи Марина Куликова открыли галерею «Арка». Сейчас это единственная сохранившаяся галерея современного искусства в городе. «Арка» участвовала в «Арт-Москве», Art Forum Berlin, Shanghai Art Fair, Art Miami, ARCOmаdrid, в выставках современного русского искусства в Берлине и Вене. В середине 1990-х Вера Глазкова активно сотрудничала с московской галереей XL и Еленой Селиной, в начале 2000-х — с Дашей Пыркиной, продвигая не только владивостокских авторов в Москве, но и москвичей и питерцев — Пивоварова, Мамышева-Монро, Шутова — во Владивостоке. В середине 2000-х владивостокские бизнесмены — коллекционеры современного искусства разъехались в другие города. Рынок современного искусства в городе, по сути, перестал существовать. Ближайшие соседи из Китая и Южной Кореи к российскому искусству интереса не проявляют. «У китайских и корейских покупателей во Владивостоке другие вкусы, они ищут что-то более традиционное вроде пейзажей в стиле Шишкина и Левитана. Современное искусство им неинтересно и непонятно», — рассказывает Вера Глазкова. Несмотря на диктат рынка, владелица «Арки» не закрыла галерею, а сосредоточилась на выставочной деятельности. «Сейчас мы в ситуации пересменка поколений. Ценители и коллекционеры уехали, а новое поколение владивостокских коллекционеров, ценителей современного искусства нам еще предстоит вырастить».

На высокой ноте

На саммит АТЭС в 2012 году во Владивосток прилетел президент Путин. И решил усилить культурную составляющую. В 2012 году был построен мост через бухту Золотой Рог, соединивший части города, и мост на остров Русский, один из самых длинных вантовых мостов мира, с пролетами длиной 1104 м.

В городе открываются филиалы Эрмитажа, Третьяковской галереи, Русского музея, а к Новому 2018 году первые представления даст цирк. Для филиала Эрмитажа уже составлена строительная смета и выбрано здание. О том, где разместить филиал Третьяковской галереи мнения директора галереи и министра культуры не совпали, но Зельфире Трегуловой понравился бывший купеческий дом начала XX века в историческом центре Владивостока. Срочно подыскивает подходящее пространство для своего филиала Русский музей. Не решено пока, где и как создавать Музей Востока. По легенде городских музейщиков, поручение открыть филиалы главных художественных музеев страны и Музей Востока было дано президентом министру во время полета на вертолете над городом. То ли кто-то что-то недоговорил, то ли неверно понял, но четкого представления о том, что именно президент имел в виду, пока не появилось.

Пока всех обошел Валерий Гергиев. В 2013 году открылся оперный театр Владивостока, здание которого — точная копия оперы в южнокорейском городе Кояне, пригороде Сеула. С 1 января 2016 года театр перешел под патронаж Гергиева и получил название Приморской сцены Мариинского театра.

Так, осенью 2017 года Приморская сцена Мариинского театра открыла второй сезон. По выходным спектакли в опере начинаются в 17 часов, чтобы туристы из Сеула успели обратным рейсом вернуться домой. Летом на гергиевский фестиваль оперы и балета прилетают японские балетоманы. Главный балетмейстер Приморской сцены Мариинского театра Эльдар Алиев этой осенью провел уже второй набор в приморский филиал Вагановской академии русского балета. Качество обучения во Владивостоке ректор академии Николай Цискаридзе обещает контролировать лично.

Оперой в приморском театре руководит солистка Мариинского театра Лариса Дядькова. Сейчас в составе оперной труппы 29 певцов, которые тянут репертуар в 10 спектаклей. В прошлом сезоне двух солистов труппы Дядьковой Валерий Гергиев забрал из Владивостока в Санкт-Петербург. «Очень хорошо, — комментирует худрук. — Я еще найду. А про нас слух пойдет, что Владивосток открывает дорогу на лучшие сцены мира».

 

 

Поделиться с друзьями

Об авторе

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта