Намного показательнее сейчас не вуз, а факультет, на котором учился соискатель

Шансы встретить грамотного специалиста даже среди выпускников дорогих и авторитетных университетов сегодня — примерно 50 на 50. Но нынешние нанимающие управленцы об этом редко задумываются: чаще всего это люди около 40 лет или старше, которые получили отличное образование еще в советские времена.

И топ-менеджеры судят по себе: часто для моих клиентов знаком качества является тот вуз, в котором они учились сами. Так, совсем недавно наш заказчик выбирал из двух кандидатов с похожими компетенциями и почти без сомнений предпочел того, с кем учился в одном университете.

В июне агентство «Эксперт РА» публиковало рейтинг вузов по числу выпускников в составе правления 370 крупнейших российских компаний. По итогам выяснилось, что 213 членов правления закончили МГУ им. Ломоносова, 169 были выпускниками Финансового университета, 149 вышли из РАНХиГС, из РЭУ им. Плеханова и МГИМО — 93 и 76 членов правления соответственно. Топ-менеджеры технологических и IT-компаний, в свою очередь, получали образование в Бауманке, МФТИ или МИФИ и, соответственно, очень позитивно реагируют на выпускников этих заведений.

В этот список я бы добавила лингвистические вузы. В девяностые знание языка было настоящей «путевкой в жизнь». Одна из кандидаток, с которой я работаю, директор в известной международной медийной компании, в свое время именно так и сделала карьеру. Преподаватель прикрепила ее в качестве переводчика к иностранному бизнесмену, который приезжал в Россию на переговоры, а тот рекомендовал студентку своим партнерам.

Все эти вузовские бренды фактически служат 100%-м пропуском на собеседование. Во многих случаях — вполне оправданно. По качеству образования перечисленные университеты действительно далеко впереди, причем давно: список лучших вузов почти не изменился за последние 20 лет.

Тем не менее, это не страхует от проколов. Даже в самом классном университете могут учиться посредственные студенты, которые или с трудом «тянут лямку», или просто зазубривают программу. Или же — чего греха таить — платят сначала за обучение, а потом за сдачу экзаменов.  

Намного показательнее сейчас не вуз, а факультет, на котором учился ваш соискатель. Непопулярные направления — повод забеспокоиться: с высокой вероятностью человек пошел туда из-за низкого конкурса и проходного балла. К примеру, в авторитетном в целом МФТИ всегда был низкий проходной балл на Факультет аэромеханики и летательной техники. И будем честны: туда часто приходят не из любви к самолетам (хотя такое тоже нельзя исключать), а потому что туда легче поступить. Многие престижные вузы «добирают» студентов на некоторые гуманитарные направления. Например, на философские факультеты, как наименее популярные, проходной балл ниже. С техническими же специальностями вероятность, что студент учился сам, сильно выше. Даже при относительно невысоких требованиях нужно хорошо соображать, чтобы пять лет подряд успешно сдавать математику и не вылететь из университета.

Однако гораздо важнее не сам факт учебы в престижном вузе или на популярном факультете, а то, сколько человек сумел извлечь из качественной образовательной среды. Эта среда складывается из нескольких составляющих, на которые нанимателям как раз и стоит обращать внимание.

Прежде всего, речь о стажировках и других дополнительных программах, которые предлагают ведущие вузы. Топовые компании всегда с готовностью привлекают ребят из таких заведений как МГУ, МГИМО, РЭУ им. Плеханова и ВШЭ. На стажировку или обучение за рубежом редко попадают посредственные студенты. И если этот пункт есть в резюме, кандидату можно ставить жирный плюс. Дополнительные курсы, посещение семинаров именитых экспертов — еще одна позитивная галочка для выпускника.

Поэтому не ленитесь расспрашивать об университетском прошлом. Какие впечатления остались у претендента от вуза, с кем он учился, чем обогатила его питательная вузовская среда? Времени на беседу уйдет не намного больше, а кандидат будет, как на ладони.

Мои клиенты и знакомые часто вспоминают, что в школе были не просто медалистами, а настоящими звездами. Потом попали в МГУ — а там сплошные звезды, и приходилось выкладываться по полной программе, чтобы оставаться «на уровне». Эта привычка к конкуренции не просто поднимает образовательный уровень, она учит будущего менеджера постоянно задирать планку и очень помогает в бизнесе.  Но — только в том случае, если человек в эту конкуренцию включился осознанно.

Прислушайтесь к тому, что и как претендент говорит о своем вузовском окружении, ведь это, пожалуй, самая значимая составляющая образовательной среды. «Правильный» с точки зрения бизнеса студент не просто ходил на лекции с товарищами. Он соперничал с лучшими из лучших, расширяя за счет среды свой кругозор и поднимая уровень развития. Такой выпускник, скорее всего, способен не просто выполнять свои обязанности, но и имеет высокий потенциал к дальнейшему развитию и росту в компании.

Кстати, при сильном желании получить все эти дополнительные бонусы может и студент рядового вуза, развиваясь во внешней среде. Это сложно, но возможно, ведь существует масса межуниверситетских программ, олимпиад, соревнований, да и просто дополнительных курсов.

В конечном итоге каждый нанимающий топ-менеджер, внимательно соотнося реальное качество кандидатов с их дипломами, может выработать собственную позицию по поводу того, каким «корочкам» верить и каким выпускникам давать «зеленый свет». Тем более, многое зависит от отрасли и самой компании. В «Яндексе», например, преобладают технари из МФТИ: они показали себя эффективными сотрудниками, многие стали руководителями.

В любом случае главное для нанимателя — не поддаваться стереотипам, из-за которых в штат попадают слабые специалисты с дорогими дипломами, а перспективные выпускники с непрестижными «корочками» остаются за бортом.  

Поделиться с друзьями

Об авторе

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта