Младший сын основателя косметического концерна Clarins Оливье Куртен-Кларанс начал управлять семейным бизнесом по просьбе своего отца более 20 лет назад. За это время бренд стал лидером среди производителей премиальной косметики в Европе и на Ближнем Востоке

Оливье Куртен-Кларанс

Прежде чем присоединиться к семейному бизнесу в качестве управляющего, вы почти 15 лет проработали хирургом-ортопедом. Почему решились на такие изменения в карьере?

Это решение далось мне нелегко. Я работал в клинике Foch в Париже, принимал спортсменов с вывихами и растяжениями. В 1995 году получил степень MBA в бизнес-школе ESSEC, но сомнения, стоит ли кардинально менять жизнь, у меня все же были. Поэтому первое время я устроился в Clarins на полставки. Новая работа сильно отличалась от всего, что я делал раньше, и увлекала все больше разнообразием и перспективами, хотя до сих пор я затрудняюсь с ответом, какая профессия более ответственна для меня: исправлять спортивные травмы или руководить 10 000 сотрудников по всему миру.

Три года назад в интервью журналу Challenges вы с братом и совладельцем компании Кристианом заявляли, что к 2023 году компания достигнет оборота €2,5 млрд. За счет чего наращиваете темпы? 

Несколько лет показатели растут в среднем на 5%, и по итогам 2016 года выручка группы составила €1,7 млрд. Более половины доходов по-прежнему обеспечивают европейские рынки — Франция, Германия, Великобритания, Россия. Безусловно, у каждой страны своя специфика, но мы одинаково активно инвестируем в digital-проекты. 

Другое дело — офлайн-продажи. Например, в России у Clarins нет собственных косметических бутиков, мы сфокусированы на дистрибуции через крупнейшие мультибрендовые сети «Л’Этуаль», «Рив Гош» и «Иль де Ботэ», и финансовые показатели нас удовлетворяют — €80 млн по итогам 2016 года, это на 10% больше, чем годом ранее. В то же время во Франции наш бизнес полностью держится на продажах собственных бутиков. Не уверены, что на полках французских мультибрендов наша продукция была бы так же востребована. 

Вы приехали открывать первый спа-центр Clarins в Москве. Учитывая, что именно со спа началась история марки, насколько важную долю занимает это направление в структуре бизнеса?

Фамильное дело моего отца началось с открытия института красоты в Париже на улице Тронше, где посетители могли опробовать косметические средства и поделиться отзывом с самим основателем. Сегодня, управляя почти 300 спа-центрами по всему миру, мы стараемся сохранить и приумножить эти традиции. Все наши спа абсолютно разные: более крупные располагаются внутри магазинов, отелей или в отдельно стоящих зданиях, но есть и более компактные, как первый московский центр Clarins. Но все же мы стремимся к единым стандартам и технологиям исполнения процедур в разных точках планеты. Наши терапевты проходят тренинги каждые две недели.

Спа для группы Clarins является скорее репутационным проектом, нежели коммерческим. Направление приносит около 2% выручки компании (в 2016 году это почти €30 млн). Наша программа ухода стоит весьма дорого, и женщина, которая пользуется средствами Clarins, не всегда так же легко может позволить себе посещать наши спа. Разумеется, мы понимаем, что один центр в Москве не может повлиять на бизнес с финансовой точки зрения, но это событие очень важно для построения имиджа компании и понимания клиентами из России, что значит бренд Clarins.

Поделиться с друзьями

Об авторе