Южная Корея – высокоразвитая страна, чья промышленность на протяжении нескольких последних десятилетий демонстрировала очень хорошую динамику роста. Сегодня же, Южная Корея по объему ВВП входит в десятку самых крупных экономик мира.

Приводя в пример эту страну, многие эксперты любят отвечать на вопрос, а может ли стать процветающим государство с необразованным бедным населением, не имеющее газа, нефти и иных полезных ископаемых. 

Но вот что на самом деле удивительно, корейская экономика устроена таким образом, какого пытаются избежать практически все страны мира. Большая часть фондового рынка Южной Кореи, а также почти вся доля экспорта контролируется корпорациями-монополистами, находящимися в собственности у одной семьи, а руководящие должности в этих корпорациях занимают исключительно родственники директора и его очень близкие друзья. Самым крупным же представителем такой мегакорпорации является как раз “Samsung”. О ней и пойдет речь дальше.

Итак, такие корпорации называются "Чеболи". Дословно, в переводе с корейского - "богатый клан".

Согласно Торговой Комиссии Южной Кореи, в экономике государства представлено 45 чеболей, известнейшие из которых — LG, Hyundai, Lotte и Samsung.

вот они слева направо ❤❤❤
вот они слева направо ❤❤❤

Самым крупным же представителем чеболей является как раз “Samsung” — ее выручка в 2022 году была эквивалентна примерно 23% ВВП Южной Кореи. Суммарно же чеболи составляют более 50% всего ВВП Южной Кореи, и владеют примерно третью всех активов в стране.

Доли двух самых крупных Чеболей в экономике Южной Кореи
Доли двух самых крупных Чеболей в экономике Южной Кореи

Это очень большой процент для страны с такой развитой экономикой. Для сравнения, в Японии на самую крупную компанию Японии, “Toyota”, приходится только 5% ВВП, а на американский “Wallmart” приходится 2,5%.

Как же так вышло?

Очень краткая история Кореи

Начало XX века Корея встретила в статусе полуколонии Японской империи. Японцы управляли Корейским полуостровом, на тот момент еще цельным, сначала как протекторатом, а затем навязали корейской монархии вассальный договор. Корея оставалась колонией 35 лет — с 1910 по 1945 гг. — и была освобождена советскими и американскими войсками в конце Второй мировой войны.

Период японской оккупации и в Южной, и в Северной Корее считается национальным бедствием — колониальные власти жестоко подавляли народные выступления, проводили дискриминационную политику в отношении корейцев, лишали их собственной национальной идентичности.

После освобождения и раздела Корейского полуострова по 38-й параллели на два государства большая часть населения и сельскохозяйственных угодий осталась на территории Южной Кореи, а ключевые промышленные предприятия — на Севере. Для многих кажется удивительным то, что бедная теперь КНДР до 1970-х гг. уверенно опережала Республику Корея. Но ситуация начала меняться после начала экономических реформ в Южной Корее.

И вот на сцену выходят "они"

После завершения войны перед Республикой Корея встал вопрос: как жить дальше. О примирении с Севером, с маоистским Китаем и с социалистическим блоком в целом речи уже не шло. Соответственно, произошло ориентирование Южной Кореи на капиталистические страны.

Главной особенностью экономики Республики стали чеболи.

Формироваться такие структуры стали еще в середине 50-х годов, после окончания Корейской войны, на основе семейных кланов, уже имеющих какой-то бизнес в республике, и расцвели они к началу 70-х. Чеболи характеризуются,

  • Во-первых, тем, что управляют ими основной акционер и его семья, и вообще, родственные связи играют важнейшую роль в управлении.

  • Во-вторых, чеболи неспециализированы — каждый такой "монстрик" являет собой конгломерат совершенно различных предприятий в разных отраслях экономики.

  • В-третьих, чеболи во времена их расцвета пользовались прямой поддержкой государства: налоговыми льготами, госзаказом, субсидиями и так далее.

И именно эти “мегамонстры” стали основой корейской экономического подъема.

Каждый крупный чеболь был, по сути, представляет собой государство в государстве, во всех крупных чеболях были представлены строительство, автомобилестроение, машиностроение, химическая промышленность, электроника и финансовые услуги.

Надежды и мечты

Вы наверняка помните, привитый кинематографом стереотип: Парень или девушка без гроша в кармане приезжает в Москву, чтобы покорить ее и стать большим человеком.

В Корее же все эти стереотипы и мечты сводятся к одной точке - корпорации Samsung. Чтобы пробиться в большой бизнес, корейские дети все свое детство готовятся подать заявку на возможность поступить в центры тестирования samsung вместе с сотнями тысяч других молодых ребят. Они мечтают попытаться сдать тест на профпригодность в надежде набрать достаточно высокий балл и привлечь внимание рекрутеров.

Большинство даже не допустят до этого теста. Все, кроме нескольких тысяч, не пройдут его, оставляя целые полчища разочарованной молодежи, и они перейдут на следующий уровень в социальной иерархии карьеры: Hyundai и LG. Те, кто не преуспеет и там, переходят к малым и средним работодателям страны, скрывая как можно дольше этот факт, потому что непопадание на работу к крупной корпорации является полным провалом и унижением.

Такое пристальное внимание к одной корпорации по большей части объясняется тем, что Samsung проникла во все сферы жизни Кореи: 

  • когда вы покупаете смартфон в Южной Корее, вы покупаете его у Samsung; 

  • когда вам нужна страховка, вы покупаете полис у Samsung; 

  • когда садитесь на паром, вы садитесь на корабль, построенный Samsung; 

  • когда вы отправляетесь в тематический парк, вы снова платите свои деньги Samsung.

Это запутанная, кажущаяся вообще не связанной, структура конгломерата показывает, что Samsung на протяжении всей свей истории следила за возможностями для развития, постепенно захватывая и монополизируя отдельные рынки.

Структура владений семьи Ли
Структура владений семьи Ли

Сегодня насчитывается 59 крупных дочерних компаний Samsung, хотя, как и многие аспекты структуры собственности Samsung, это мягкое, субъективное определение, поскольку большая часть способов контроля по всей империи является мягкой и субъективной.

Рядом со стрелками на схеме указана доля, находящаяся у семьи Ли, владельцев Samsung.

Внимательный читатель тут же может возразить: ”ДА ТАМ ВО МНОГИХ КОМПАНИЯХ ТОЛЬКО 15-30 ПРОЦЕНТОВ, ОПЯТЬ ВСЁ ЗА УШИ ПРИТЯНУЛ, КАК В ПРЕДЫДУЩЕЙ СТАТЬЕ! ВСЁ КУПЛЕНО! ВЕЗДЕ ОБМАН!”. Только вот какой момент:

  • Во-первых, стоит обратить внимание, что некоторые компании также имеют доли в других компаниях конгломерата. Так например “Samsung LIfe” только на 20% принадлежит семье Ли, но при этом тут же еще 20% принадлежит компании “Samsung S&T”, которая тоже будет принадлежать семье Ли. И если начать распутывать этот клубок, окажется, что всё не так однозначно;

  • Во-вторых, некоторые доли, как уже было сказано, также могут принадлежать очень близким друзьям семьи Ли, которые уже не отразишь в такой отчетности;

  • Ну и в-третьих, сколько процентов голосов необходимо для единоличного принятия решения на совете директоров? Правильно - 50,01%. Иметь 100% голосов уже не так уж и важно, если основная цель - контроль и управление предприятием.

Дела наследные

Итак, выше мы с вами увидели, что структура владения семьи Ли крайне запутанны и не всегда в полной мере официально отражены. А от того, не очень стабильны, особенно если кто-то умирает.

25 октября 2020 председатель концерна Samsung Ли Гонхи скончался. У покойного Ли остались вдова и трое детей — сын, фактически являющийся руководителем Samsung последние пять лет, а также две дочери.

Покойный Ли Гонхи был самым богатым человеком в Южной Корее. Ему принадлежали 4,18% акций флагманской компании Samsung Electronics Co., а также 0,08% их привилегированных акций. Он владел 29,76% акций Samsung Life Insurance Co., 2,88% акций Samsung C&T Corp. и 0,01% Samsung SDS Co.

По данным Службы финансового контроля Ли Гонхи владел финансовыми активами на сумму около 18,2 триллионов вон (≈ $16 млрд), которые теперь унаследовали его дети и жена. И теперь они должны заплатить налог на наследство  в размере около 10,6 трлн вон (≈ $9 млрд).

Собственно, сам Ли Гонхи
Собственно, сам Ли Гонхи

В Южной Корее один из самых высоких налогов на наследство в мире. В некоторых случаях Он достигает 50%.

К слову, во всем мире наблюдается тенденция к отмене налога на наследство. Из 35 стран ОЭСР 13 стран не имеют налога на наследство. Средняя ставка налога среди членов ОЭСР составляет 26,2 процента. Но это в других странах.

Но в налоговом кодексе Кореи существует поправка: если умерший являлся главным акционером, перед применением 50% ставки налога на наследство в отношении зарегистрированных на бирже акций, к оценочной стоимости активов умершего человека добавляется 20% ставка, которая основывается на четырехмесячном среднем показателе стоимости акций.

В общем, наследники главы Самсунга, в соответствии с южнокорейскими законами, должны выплатить в качестве налогов на наследство приблизительно 10,6 трлн вон ($9 млрд), то есть около 60% стоимости наследуемых финансовых активов. И это только за акции.

Очевидно, что невозможно выплатить налог в 60% от стоимости компании, не продав значительную часть активов, а делать семье Ли конечно этого не хочется.

В итоге каждая проблема со здоровьем или смерть кого-то из семьи порождает большие социальные волнения в стране, из-за втянутых в игры с наследством чиновников, государственных структур, а также различных фондов на абсолютно всех уровнях. Собственно даже если начать разбираться в вопросе ареста экс-президента  Пак Кын Хе, в определенный момент там выплывут проблемы с Samsung.

Экс-Президент Пак Кын Хэ в суде
Экс-Президент Пак Кын Хэ в суде

Вместо заключения

Судьбы одной мегакорпорации, управляемой одной семьей и одной очень развитой страны невероятно переплелись на сегодняшний день. И уже очевидно, что Южная Корея, южнокорейское общество и особенно Южнокорейские политики не смогут выжить без Samsung. Но в какой—то степени Samsung может продолжить существовать и без Южной Кореи. Всегда можно запустить медленный процесс реструктуризации и передислокации, оставляя страну и общество без целых отраслей экономики, дающих миллионы рабочих мест.

Трудно сказать, какой карточный домик рухнет первым: будет ли это запутанная структура собственности, которая позволяет семье Ли держать все под контролем. Или это будет слабый баланс взаимоотношений между Samsung и властями Южной Кореи, нарушенный кем-то с любой стороны ради частных интересов? Но благодаря истории мы знаем, что иногда достаточно совсем незначительных потрясений, чтобы вся система пошла ко дну. А в нашем случае "система" - это целая страна.

Спасибо за прочтение. Надеюсь получилось интересно. Статья снова получилась довольно массивной. Буду рад критике в комментариях.

Также спасибо большое за интерес и поддержку предыдущей статьи. Я не ожидал такого внимания. Спасибо всем за исправления и различные аргументы в комментариях. Именно взгляды с разных сторон позволяют в итоге сложить цельную картину всем нам.

Основные использованные источники:

Комментарии (11)


  1. koreec
    28.11.2022 16:37
    +7

    когда вы покупаете смартфон в Южной Корее, вы покупаете его у Samsung;

    когда вам нужна страховка, вы покупаете полис у Samsung;

    когда садитесь на паром, вы садитесь на корабль, построенный Samsung;

    когда вы отправляетесь в тематический парк, вы снова платите свои деньги Samsung.

    Нет, нет, нет, и ещё раз нет. Телефон китайский (а до него долгие годы был LG), страховка Hyundai и Lotte, паром Дэу, парк Lotte.

    В общем, сову несколько натянули на глобус.


    1. king_nick
      28.11.2022 16:44
      +2

      Вопрос скорее в объемах. Lotte, LG и Hyundai даже в сумме не рядом по вкладу в экономику Южной Кореи. Выше есть статистика


      1. koreec
        28.11.2022 16:49

        Это дает оснований для таких категоричных утверждений.


  1. Dr_Dash
    28.11.2022 16:42
    +11

    Если рассматривать Северную Корею, то это унитарное предприятие, принадлежащее одной семье.

    Корейцы, такие корейцы.


  1. elepner
    28.11.2022 17:02
    +3

    Статья подозрительно похожа на вот этот ролик https://youtu.be/oL0umpPPe-8 В видео материал проработан гораздо глубже.


    1. flx0
      28.11.2022 19:15
      +3

      Статья - конспект этого видео. Наглейший плагиат.


      1. flx0
        28.11.2022 19:27
        +2

        Кстати, предыдущая статья этого автора - плагиат отсюда: https://www.youtube.com/watch?v=QSkKG5bthSA и отсюда https://www.youtube.com/watch?v=0JDoll8OEFE


      1. king_nick
        28.11.2022 20:02
        +1

        Просмотр этого видео действительно побудил меня написать эту статью. Я начал разбираться и нашел много интересного для себя. Но общего там не особо много. В видео нет ничего про историческую часть развития страны, а также идет больший уклон в сторону политики и расследования про дележ имущества семьи Ли. Мне интереснее корпоративная часть, про саму корпорацию. Об этом и писал


        1. flx0
          28.11.2022 20:06

          Раз вы им вдохновились (местами - слово в слово), следовало указать видео в источниках, а не копировать список источников из-под видео.


          1. king_nick
            28.11.2022 20:12

            Да, вы правы. Сейчас добавлю в источники. И источники не копированы из видео. Совпадают только 4 сайта со статистическими данными


        1. Semy
          28.11.2022 21:21
          +2

          Интересно узнать, в чем же вы сами разобрались? А то открываю статью, а ощущение, что со мной перемигиваются, дают намеки на что-то, предлагают самому искать информацию. Вот примеры:
          "И если начать распутывать этот клубок, окажется, что всё не так однозначно;" - вы мне подмигнули, сделали намек, а клубок видимо надо мне распутывать.
          "Собственно даже если начать разбираться в вопросе ареста экс-президента  Пак Кын Хе, в определенный момент там выплывут проблемы с Samsung." - разбираться мы не будем, но если бы начали такое бы всплыло...

          Ну и так далее, теории заговора какие то.