Хедж-фонды являются одним из наиболее неоднозначных классов активов. Попросите 10 финансово грамотных людей кратко объяснить, что это такое, и вы получите абсолютно разные ответы

Хедж-фонды имеют ряд принципиальных характеристик, и, вероятно, одна из самых ключевых — это совокупность амбиций выдающихся людей. Большая часть фондов является продолжением историй успеха трейдеров/управляющих, которые добились блистательных результатов в биржевой торговле и решили покорить рынок, сделав на это ставку своими собственными деньгами и карьерой.

История хедж-фондов берет свое начало в середине XX века. Именно тогда Альфреду Джонсу, обычному социологу и инвестору, пришла идея создания первого в своем роде подобного фонда. Его идея была крайне проста и, как покажет время, одновременно гениальна. Джонс объединил свои накопления с накоплениями друзей и начал торговлю на фондовом рынке США. Однако в отличие от других он использовал короткие позиции по акциям, что позволяло ему зарабатывать не только на росте, но и на падении. Благодаря этому новаторскому подходу его фонд A.W.Jones & Co за 20 лет работы добился совокупной прибыльности в 5 000%.

Шли годы, индустрия хедж-фондов эволюционировала и менялась. Появлялось все больше новых стратегий и подходов, точно также как и самих возможностей на финансовых рынках. Так, один из самых успешных инвесторов в мире, Джордж Сорос, заработал основной капитал именно благодаря своему хедж-фонду — Quantum Fund. Именно он доказал, что фонды способны влиять на целые государства, когда за день на падении английского фунта он заработал больше $1 млрд.

Как и многое другое в жизни, индустрия не статична. Одни герои приходят на смену другим. Не только отдельные имена, но и целые направления отнимают пальму первенства у прежних героев. Новые герои сегодня — это алгоритмические фонды или, как их чаще в последнее время называют, «кванты» (the quants). Яркий пример — самый крупный в мире хедж-фонд — Bridgewater Рея Далио, где под управлением находится более $150 млрд. Фонд уже давно использует огромные вычислительные мощности для обработки и анализа тысяч терабайт информации. На рынке труда он больше конкурирует с такими крупнейшими IT-гигантами как Google или Facebook, а не с отделами кадров Wall Street. Благодаря такому подходу им удается анализировать огромный объем информации и совершать более качественные сделки, эффективно управляя десятками тысяч позиций.

Всегда стоит помнить, что хедж-фонды — это мир абсолютной доходности. Это истории, в которых лидеры берут на себя смелость брать от рынка то, что они декларируют, безотносительно направления рынка. Но не всем это удается. Далеко не всем. В мире инвестиций непросто последовательно и регулярно из года в год добиваться успеха, и хедж-фонды здесь не исключение. В индустрии хедж-фондов, так же как и в других сферах, истинного успеха добиваются лишь единицы.

Фонды таких компаний как DE Shaw, Two Sigma, Millennium Partners, Renaissance Technologies за последние три года имеют результат лучше, чем у американского рынка. Любой из этих фондов на промежутке последних десяти лет опережает индекс более чем на сто процентов с в разы меньшей волатильностью. Существует не один десяток фондов с активами более миллиарда долларов, добившихся похожих результатов за этот период.

На планете сейчас более 10 000 хедж-фондов с общим количеством активов$ 3,3 трлн (16% от ВВП США). На самом деле, из всего этого разнообразия добрая половина активов сконцентрирована в первой сотне управляющих компаний. Основные институциональные деньги размещены именно там. Если взять паевой инвестиционный фонд, который выбрал Баффет как свою главную рекомендацию инвестору (Vanguard 500, пассивный фонд на S&P500), и сравнить его с индексом арбитражных стратегий, очень популярного сейчас сегмента инвестиций, то с 1990 года этот индекс вырос на столько же, что и этот фонд, даже с учетом реинвестиций дивидендов. Этот результат был достигнут при существенно более низкой волатильности. Если уравнять риски двух инвестиций, результат увеличивается более чем в двое даже с учетом стоимости плеча. С пика 2008 года индекс арбитражных фондов восстановился менее чем за два года. Индексу Vanguard 500 на это понадобилось пять лет (см. график).

Стоит упомянуть, что хедж-фонды в крупных западных институциональных портфелях занимают такое же ключевое место как акции или облигации. К примеру, доля хедж-фондов в портфелях американских университетских фондов составляет около 24% от инвестиционного портфеля (см. график). 

Стать инвестором в действительно качественном фонде с продолжительным трек рекордом гораздо сложнее, чем получить существенную аллокацию в горячем IPO или в хорошем бондовом размещении. У лучших представителей индустрии под управлением находятся десятки миллиардов долларов, и они крайне редко принимают новые деньги. Очень часто лучшие умы на планете вы встретите именно в этих организациях. Они не просто сохраняют инвестиции в тяжелые времена, но и способны продолжать зарабатывать.

Не зря стратегии хедж-фондов становятся особо популярными в неспокойные времена. Когда портфель из привычных инвестиций уже не может приносить доход, а несет лишь убытки и растущие риски, именно тогда хедж-фонды показывают свою главную особенность — способность зарабатывать на падении рынка. Существует множество примеров, когда в тяжелейшие годы мирового финансового кризиса или краха «доткомов», избранные фонды приносили сверх доходности.

Однако, как уже было сказано, попасть в поистине лучшие хедж-фонды очень трудно. Нужно проделать достаточно нетривиальную работу, чтобы собрать портфель из фондов, которые «печатают» деньги из года в год. Но сделав эту работу, вы не расстанетесь с этой инвестицией уже никогда.

Что касается России, то в нашей стране эта сфера лишь получает развитие. Инвесторы все больше интересуются подобной стратегией, однако почти никто не предлагает готовые портфельные решения. Мы со своей стороны также наблюдаем увеличение популярности среди наших клиентов, и с уверенностью можем сказать, что спрос и предложение будет только возрастать.

В завершение хочется отметить, что успешные хедж-фонды продолжают помогать процветать своим клиентам, невзирая на пессимистов и скептиков. Сильнейшие организации смогли перестроиться в новых реалиях и продолжают занимать центральные места в институциональных портфелях, оставаясь популярным и доходным классом активов на все времена.

Поделиться с друзьями

Об авторе

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта