В 2017 году российские нефтегазовые компании осознали, что тренд на замещение автомобилей с двигателями внутреннего сгорания на электромобили становится все более масштабным явлением

В декабре 2017 года мы все стали свидетелями начала транспортировки СПГ танкерами с полуострова Ямал. Конечно, экспортный проект Ямал СПГ внесет свой вклад в снижение выбросов в атмосферу, поскольку поможет ускорить замещение угля в элетрогенерации ряда стран Европы и Китая. Но намного более важный вклад в снижение экологических рисков и воздействий этот проект окажет за счет постепенного замещения использования флотского мазута на СПГ как топлива для судоходства в Арктике.

В преддверие Года экологии WWF России выступил с такой инициативой и подготовил Доклад об экономических и экологических преимуществах СПГ (например, это позволит полностью избежать угрозы авариных разливов нефтепродуктов и существенно снизить выбросы загрязняющих веществ в атмосферу) для судоходства в Артике. Инициативу WWF поддержали все профильные министерства и ведущие судоходные компании страны и теперь важно, чтобы Ямал СПГ включил поставки СПГ для бункеровки судов в Арктике в свои ближайшие бизнес-планы.

Весь 2017 года ведущие российские природоохранные организации (такие как WWF, Гринпис, Союз охраны птиц России, Совет по морским млекопитающим, Балтийский фонд природы и др.) старались убедить группу компаний «Газпром» изменить маршрут газопровода Nord Stream 2, чтобы он не проходил через центральную часть Кургальского заказника. Эта ООПТ имеет высокий международный статус, именно поэтому и экологи других стран (например, МСОП, секретариат Рамсарской конвенции, Коалиция Чистая Балтика) призывали компанию использовать альтернативный маршрут. Увы, в конце года проект был подан на государственную экологическую экспертизу именно по этому одиозному маршруту, что стало самым негативным поступком бизнес компаний в Год экологии.

Справедливости ради нужно отметить, что та же группа компаний «Газпром» уже в другом конце нашей страны отметилась очень позитивным решением, обратившись к Роснедрам с просьбой о прекращении выданной им лицензии на разведку и добычу углеводородов на западно-камчатском шельфе, который является наиважнейшей акваторией по добыче и воспроизводству водных биологических ресурсов не только на Дальнего Востока, но и всей страны.

Сжигание попутного нефтяного газа (ПНГ) на факелах — застарелая проблема российской нефтяной отрасли. К сожалению, в последние 2-3 года  в ряде регионов и на месторождениях ряда компаний наблюдаются негативные тенденции, вновь начали увеличиваться объемы сжигания ПНГ. По данным Всемирного банка объемы сжигания ПНГ к 2017 году у нас возросли до 20 млрд м3. Невзирая на это Минприроды России именно в Год экологии подготовило проект Постановления (О внесении изменений в Положение об особенностях исчисления платы за негативное воздействие на окружающую среду при выбросах в атмосферный воздух загрязняющих веществ, образующихся при сжигании на факельных установках и (или) рассеивании попутного нефтяного газа, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 08.11.2012 № 1148), которое призвано ввести льготы  по штрафам за сжигание ПНГ (и тем самым увеличить сжигание) для компаний, работающих на Арктическом шельфе (в первую очередь речь идет о «Газпром нефти»). Хотя именно для Арктических экосистем  сжигание ПНГ наиболее губительно.

Именно в этом году и российские нефтегазовые компании осознали, что тренд на замещение автомобилей с ДВС на электромобили становится все более масштабным явлением. Глава «Роснефти» Игорь Сечин даже выступил с публичным заявлением в попытках защитить автомобили с ДВС и использовал для этого экологическую составляющую, а именно то, что заряжать электромобили от электростанций, работающих на угле, хуже, чем использовать бензин. Но уже сегодня в ряде стран, где активно внедряются электротранспорт (например, Норвегия), электричество вырабатывается на 100% без угля.

Такая практика будет расширяться и в ближайшие десятилетия охватит даже такие «углезависимые» страны, как Китай. Интерес к электромобилям привел к повышению спроса на ряд полезных ископаемых, что уже сегодня приводит к активизации горнодобывающей отрасли по всему миру, включая и Россию. Необходимо в срочном порядке добиваться внедрения наивысших экологических стандартов для этой отрасли и именно это будет важной задачей на ближайшее десятилетие

Аварийные разливы нефти — по-прежнему одна из самых острых экологических проблем российской нефтяной отрасли. Их ежегодный объем, по самым оптимистичных оценкам, составляет сотни тысяч тонн. Но в отличие от предыдущих лет в стране не происходило таких нефтеразливов, которые стали бы «событием» года, вызвали бы широкий общественный резонанс. Такими резонансными событиями стали аварии с «газовым фактором», которые привели к существенному выбросу загрязняющих веществ в атмосферу. Сначала, весной 2017  два месяца горела скважина в Коми на месторождении ПАО  «Лукойл», затем эстафету перехватила НК Роснефть, отметившись в августе аварией и горением скважины на Ван-Еганском нефтегазоконденсатном месторождении в ХМАО. А в сентябре уже на Оренбуржье произошла авария с выбросом сероводорода на месторождении Газпром нефти.

Эффективное решение природоохранных задач невозможно без доступа к экологически значимой информации. И в Год экологии мы так и не смогли кардинально решить эту проблему, так и не  была ратифицирована Орхуская конвенция, формы статистической отчетности предприятий по сбросам, выбросам и отходам так и не стали публичными. Но, тем не менее, регулятор (правда не Минприроды, а Минэкономики) обеспечил принятие 5 мая 2017 года важного распоряжения Правительства России — принята Концепция развития публичной нефинансовой отчетности бизнес компаниями.

Поделиться с друзьями

Об авторе

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта