Экономическая блокада Западу не вполне удалась, невероятно, но факт – товарооборот в Крыму не снизился. На полуострове можно купить все, что угодно, в том числе и импортное оборудование.

В марте 2014 года, после присоединения к России полуострова Крым, Евросоюз и США приняли первые решения о введении антироссийских санкций. Россия не осталась в долгу. Спустя три года, когда все в определенной степени смирились с ситуацией, можно рассказать о том, как Крым обходится без западных технологий, и как российский покупатель пытается обойти импортозамещение.

Полусанкции Крыма

Три года назад деловые и торговые контакты европейского и американского бизнеса с компаниями в Крыму оказались под запретом. Однако экономическая блокада Западу не вполне удалась. Невероятно, но факт – товарооборот в Крыму не снизился. Сегодня на полуострове можно купить все, что угодно, в том числе и импортное оборудование.

Бизнес есть бизнес и многие компании обходят санкции напрямую, просто умалчивая при оформлении о том, что местом сделки является Крым. Более скромные компании декларируют в своей политике, что не поставляют продукцию в Крым. Однако многие компании без проблем привезут товар для крымской компании в Москву или Краснодар, откуда продукция отправится в конечный пункт назначения.

Если российское представительство само не предлагает поставки в Крым, вопрос почти всегда можно решить через российских дилеров. Конечно, если речь идет не о масштабе задачи уровня  турбин производства Siemens. Дилер оформляет поставку, например, в Краснодар, а далее доступным транспортом привозит заказ в Крым.

Все, что можно купить – покупается и совершенно спокойно достигает Крыма. Единственная сложность – сервис и гарантийная поддержка. Официально гарантийной поддержкой в Крыму западные компании не  занимаются. Иногда эти услуги оказывает дилер и самостоятельно выезжает в регион.  Но бывают случаи, когда оборудование для гарантийной поддержки приходится вывозить из Крыма, производить все необходимые манипуляции и затем ввозить обратно.

Жители Крыма также беспрепятственно шопятся в западных интернет-магазинах, только не напрямую, а через сервисы так называемых перевозчиков-концентраторов интернет заказов: сначала интернет-заказ доставляется на адрес концентратора, а затем поступает по адресу физического лица.

Варианты ответа

В августе 2014 года Россия ввела продуктовое эмбарго на поставки сельхозпродукции из стран, применивших санкции против России. В список вошли мясные и молочные продукты, овощи, фрукты, орехи и т.д.  Несмотря на переживания населения, основной негативный эффект российские санкции имели для европейских сельхозпроизводителей. Только в 2015 году экспорт продовольственных товаров из стран Евросоюза в Россию сократился на 29%, европейские производители недополучили 2,2 млрд евро прибыли.

Российские же производители за три года достигли немалых успехов, как количественно, так и качественно. Доля отечественных лекарственных средств на внутреннем рынке достигла 60%.  Доля импортных продуктов питания достигла исторического минимума за весь XXI век. По данным Минпромторга, она составляет всего 23% от общего числа товаров. Более того, в некоторых отраслях доля продуктов отечественного производства достигла почти 100% показателей. Основу продуктовой корзины удалось заменить почти полностью –  хлеб, молочную продукцию, сахар, крупы, различные сорта мяса, рыбу, яйца, макаронные изделия.

В целом, за три года российский покупатель сначала смирился, а затем и полюбил отечественную продукцию.  А для удовлетворения вкусов консервативных и менее патриотичных покупателей у российских бизнесменов есть три лайфхака.

Самый тонкий способ  – завернуть свое родное в импортную упаковку и наклеить не очень приметный стикер о том, что товар произведен в России. Волки сыты и овцы целы  – производитель не нарушает закон и никого не обманывает, но покупатель думает, что магазин ради него обходит санкции и «сам обманываться рад».  Естественным образом этот прием работает у компаний, переместивших производство в Россию, например, у крупнейшего поставщика-производителя молочной продукции, который до введения эмбарго около 90% продукции ввозил в Россию из Финляндии. Потребитель не склонен разбираться в тонкостях производства, но ценит знакомую упаковку проверенного бренда.

Второй вариант – старый добрый контрафакт, которого, к слову сказать, становится все меньше и меньше. А для по-настоящему элитной, бутиковой продукции есть третий способ под названием «продукты для личного пользования». Энтузиасты завозят деликатесы в частном порядке, иногда такие поставки проникают в товаропроводящую сеть. Это абсолютно легально, минус только в том, что стоимость продукции увеличивается в несколько раз.

Зона риска

На первом этапе продэмбарго было много разговоров и криков, что ответные  санкции не работают и европейская продукция имеет свободный доступ на российские прилавки. Будем реалистами, таможня не могла в момент справиться с большим потоком, для этого нужно было бы вскрывать каждую коробку.  Тогда бизнес стал бы возмущаться уже по другому поводу, что им создают невыносимые условия. 

Сегодня схема выявления ввоза «санкционки» в ФТС прекрасно отлажена: тридцать три мобильных группы патрулируют границы и пресекают ввоз запрещенной продукции на российскую территорию.  Всего с 2014 года выявлено почти 30500 тонн санкционных товаров, ввезенных на территорию России. Из них 8500 тонн уничтожено.

Впрочем, таможня этим не ограничивается.  Наиболее эффективным методом в борьбе  таможенников за импортозамещение стал пост-контроль и анализ товарооборота продукции. Например, аналитический отдел ФТС, сопоставив некоторые данные, легко может обнаружить, что польские яблоки некоторых поставщиков после 2014 года стали сербскими. Таможенник на границе не может сразу отследить «подвох» в соответствующей поставке. Однако последующий анализ покажет, сколько продукции было выращено и куда отгружено, и что ранее через тот же самый пост проходил такой же объем яблок, только теперь они из польских превратились в сербские. Далее таможня запрашивает документы по конкретным партиям, и тайное быстро становится явным. В среднем этот процесс занимает не более полугода, и награда в виде мер административного воздействия находит своих героев.

После нескольких громких дел и показательных наказаний бизнес осознал, что санкционка – это невыгодно.  Кроме немедленного и неминуемого  штрафа недобросовестный поставщик получит и долгоиграющий негативный эффект. Однажды попавшись на контрабанде санкционки, компания попадает в «черный список» – таможня корректирует профиль риска и впредь отслеживает каждую партию товара.

Сегодня ФТС применяет риск-ориентированный подход  на всех стадиях таможенных операций. Работа электронной таможни позволила расширить использование. Эффективность удалось повысить в разы с помощью дистанционных технологий при выявлении рисков, а также за счет информационного обмена с зарубежными администрациями. Открытое правительство на днях предложило ФТС  разработать такую инструкцию по переходу бизнеса в категорию низкого риска, чтобы мотивировать их к честной жизни. Однако пока алгоритма по выходу из «красной зоны» таможенного риска для бизнеса не существует.

Поделиться с друзьями

Об авторе

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта