Серия интервью с московскими жительницами показала, как женщины справляются с опытом старения и с каким социальным давлениям сталкиваются в попытках становиться старше наименее болезненным образом

Сотрудник Международного института экономики и финансов Мария Давиденко в своем исследовании сфокусировалась на том, как женщины среднего возраста в России переживают опыт старения. Оказалось, что они испытывают давление сразу по нескольким направлениям. С одной стороны, даже несмотря на неудобство и недовольство из-за необходимости регулярно прибегать с противовозрастным процедурам или пытаться сбросить вес, они в то же время готовы следовать этим правилам игры, чтобы не показаться окружающим отвратительными и не проиграть борьбу на рынке труда. С другой, им приходится балансировать между попытками казаться моложе и одновременно соответствовать собственному возрасту.

Между 2010 и 2012 годами для другого проекта проводились интервью с 21 жительницей Москвы в возрасте от 41 до 59 лет. Выборку составляли методом «снежного кома», когда уже принявшие участие в исследовании люди рекомендуют его своим знакомым — то есть она в данном случае не случайная и достаточно однородная: в основном этнические русские, гетеросексуальные женщины с высшим образованием и занятые на позициях «белых воротничков». Давыденко в своем анализе учитывала данные о тех, кому было 50 и более лет и кто проходил как индивидуальные, так и групповые интервью. Всего таких женщин было 17 человек, большая часть из них — 13 человек — в возрасте 50-55 лет. Большинство — 15 респонденток — с университетским образованием.

Избежать совковости

Опрошенные признавали, как тяжело дается переход к старению и как сильно они не хотят стареть. Одна из них, Лидия, 58 лет, описывая свои впечатления от видимых изменений своей внешности, использовала глагол «страдать». «Пока еще нормально, но потом… это не честно, когда женщина молодая, а потом бабушка … Я не хочу эту последнюю стадию [старения]», — вторила ей 57-летняя Мария, старший экономист.

При этом женщинам приходится адаптироваться как к изменениям их собственного тела, так и к ожиданиям общества. Одна из участниц опроса, финансовый директор Алина (52 года), рассуждая об изменениях в идеалах красоты и ухода за собой в России, обратилась к примеру поиска работы и подчеркнула, как тщательно сформированный внешний облик важен, чтобы выиграть в конкуренции за позиции в ее профессиональной области: она рассказывала, как CEO компании, где она проходила собеседование, признался, что нанял именно ее, потому что хотел найти на эту позицию женщину с опытом работы, но другие женщины, которые прошли собеседование, имели «совковый вид». Другая участница, 50-летняя Марта, IT-инженер, объясняла, что в советские времена ей было легче вести здоровый образ жизни, так как он пропагандировался на государственном уровне, в то время как сегодня борьба за свой внешний вид оказывается одновременно борьбой за лучшее «место под солнцем». То есть внешность приравнивается к работе над собой, а «несовковый» вид становится фактором конкурентоспособности на рынке труда наравне с опытом работы, подчеркивает Давиденко. Алина в своей истории сетовала, что уход на собой требует существенных вложений денег и времени, однако она все равно соглашается этим заниматься для себя, окружающих и работы.

Говоря о регулярных занятиях собой, семь из 12 женщин, которые проходили индивидуальные, а не групповые интервью, сообщили о попытках сбросить вес. Чаще всего речь шла именно о похудении, даже когда женщин спрашивали о правильном питании —  и именно на диеты возлагают надежду большинство респонденток. Всего четыре участницы совмещали их с регулярными физическими упражнениями. С одной стороны, ответы участниц интервью показали, что контроль веса также рассматривается как показатель более общей способности контролировать условия собственной жизни. Но в то же время в них просматриваются колебания от принятия себя в сторону стыда — и обратно, и зачастую этот процесс проявляется как поиск внешних, «естественных» факторов, которые позволили бы им принять свою внешность — и в частности, фигуру — такой, какая она есть.

Знать свой возраст

Одновременно с социальным давлением, связанным с необходимостью поддерживать форму и не выглядеть «совково», женщины старшего поколения сталкиваются с определенными ожиданиями относительно того, что уместно и не уместно в их возрасте. «Бывают моменты, когда в нашем возрасте хочется надеть что-нибудь такое, модное, но не подходящее нашей возрастной группе, что-то молодежное, и это бросается в глаза. И сразу видно – Нет, что-то не так, как будто косишь под молодуху», — рассказывает 59-летняя Ева, она на пенсии. «Я не могу позволить перейти эту границу, впасть в категорию городских сумасшедших женщин – когда ты одеваешься, как молодая – потому что ты выглядишь смешно», — рассуждает 54-летняя Анна, секретарь. То есть желание женщин хорошо выглядеть и экспериментировать со стилем оказывается ограничено принятым в нашей культуре представлением о том, что является нормой для женщин их возраста.

«Идеал старения иллюзорен. Женщинам приходится постоянно балансировать между нареканиями за неудачную имитацию молодости и нареканиями за недостаточную работу над собой», — резюмирует Давиденко.

Поделиться с друзьями

Об авторе

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта