Персональный бренд для предпринимателя — это не только возможность расширить круг знакомств, но и вполне реальный способ защиты собственного бизнеса. Правда, доступен он только единицам.

Российский предприниматель Федор Овчинников как-то признался Forbes, что является сторонником «сетевого нудизма». До того как основать сеть пиццерий «Додо Пицца», он занимался книжным ретейлом в родном Сыктывкаре. В 2006 году взял кредит на запуск первого магазина, и тогда же завел блог, где рассказывал, сколько заработал, кому задолжал, у кого отбил удачную торговую точку. «Мой первый бухгалтер был шокирован публикацией выручки в интернете. Меня воспринимали как директора-эксцентрика», — признавался Овчинников. Тем не менее, он считает, что блог во многом помог ему.

Он был нужен Овчинникову, «чтобы не превратиться в сноба», и до сих пор существует в виде онлайн-дневника успехов команды «Додо Пиццы». Сам же предприниматель давно перешел в соцсети и продолжил демонстрировать, что политика открытости — не только его личная позиция, но и часть бизнес-модели. 7 февраля на своей странице Facebook он рассказал о допросе по обвинению в распространением наркотиков. Поможет ли эта открытость бизнесмену сейчас?

«Имидж и публичность человека напрямую влияет на результат таких дел. Проще всего расправиться с человеком кулуарно, но как только дело придается огласке, ситуация становится сложнее», — говорит Валерия Репина, глава агентства Repina Branding (разрабатывает корпоративный и персональный брендинг для бизнесменов, юристов, дизайнеров). Как правило, использование в корпоративных конфликтах «черного пиара» производится оппонентами в тех случаях, когда распространение компрометирующей информации может оказать существенное влияние на бизнес. «Наиболее чувствительны к такой форме воздействия предприниматели, которые больше работают над репутацией и имеют определенную публичность», — считает Алексей Фролов, форензик-эксперт и сооснователь компании Forensic Solutions.

Сооснователь и гендиректор «1С-Битрикс» Сергей Рыжиков давно знает Овчинникова и считает, что только такому бизнесмену удастся предать такой масштаб данной ситуации. «Обычно предприниматели не обладают подобным ресурсом, в частности информационным. Они не смогли бы выйти в столь широкое инфополе», — говорит Рыжиков. Репина уверена, эта ситуация уже увеличила количество сторонников Овчинникова. В истории медийных личностей различные неприятности и проблемы только усиливают популярность. Например, после домашнего ареста Серебренникова, творческая элита его активно поддержала. «Есть даже такой пиар-прием, называется «попасть в полицию», тогда о тебе все заговорят», — отмечает она.

По словам Фролова, основатель «Додо Пицца» поступил правильно, предав ситуацию огласке, и если инцидент с наркотиками «заказной», то дальнейшая коррупционная цепочка прерывается.

«Сотрудники органов не станут брать деньги на фоне активного освещения СМИ — это больший риск попасть под проверку», — поясняет Фролов. С другой стороны, медиаресурсы не способны решить проблему: если бизнесмен не обращается в суд, не прибегает к законным путям защиты своих интересов, все выпады в СМИ — в пустую. «Да, это обелит репутацию предпринимателя, но ответственности он не избежит», — подтверждает Фролов.

Несколько лет назад владелец интернет-магазина Boutique.ru Денис Белов попытался через открытое письмо объяснить, как потерял бизнес из-за рейдеров. Однако, Фролов напоминает, что об уголовном деле в этой ситуации речи не шло. Еще один публичный бизнесмен, совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин был замешан в корпоративном скандале с партнерами и активно комментировал тему. Сейчас Костыгин находится под домашним арестом по обвинению в мошенничестве.

Фролов рекомендует действовать параллельно: официальные заявления, открытые письма, освещаемые в СМИ подкреплять юридическими шагами, помощью адвокатов. «Любые нападки конкурентов и скандалы лишь усиливают медийность, — говорит Репина. — Исключением является только компромат, который уличает бизнесмена в недобросовестности или обмане. В этом случае бизнес действительно может пострадать».

Если обвинение несправедливо, то потерпевший скорее выиграет от этого, но если подтвердится, что Овчинников организовал канал сбыта наркотиков, от этих публичных заявлений станет только хуже, предупреждает Фролов.

«Суд тоже читает газеты и обязательно учтет, что бизнесмен пытался себя публично обелить себя, — говорит он, — а это может стать поводом для ужесточения наказания». 

Поделиться с друзьями

Об авторе

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта